Невский №11 Экскурсия по Петербургу

Мое детство прошло на севере города, где проспект Науки прорастает улицами, названными выдающимися деятелями этой самой науки: Александра Бутлерова, Софьи Ковалевской, Николая Вавилова.

  

Фамилия Вавилов мне тогда ни о чем не говорила, боюсь, многим она ни о чем не говорит и сейчас. Меж тем его называли вторым Менделеевым.

Так же как Дмитрий Иванович смог придумать систему, благодаря которой можно было предугадать еще не открытые химические элементы, Николай Иванович открыл закон гомологических рядов, который позволял предсказать наличие еще неизвестных видов растений.

Вавилов объездил полмира и везде, где бы он ни был, запасался семенами. Прекрасное увлечение. Кто-то коллекционирует марки, а кто-то зернышки. Только вот стоимость коллекции, собранной Вавиловым и его сотрудниками, сейчас тянет на триллионы долларов, поскольку это генофонд растений всей планеты.

Здесь на углу Невского и Малой Морской в квартире со счастливым номер 13 Николай Вавилов прожил 12 лет. Пока его не доконал откровенный шарлатан Трофим Денисович Лысенко (фото ниже), которому, кстати, сам Вавилов дорогу и проторил.

Лысенко предлагал совершенно безумные планы о том, как увеличить урожайность в разы, что было весьма актуально в тридцатые голодные годы. Нужно было отрывать пыльники, это часть тычинки. Колхозники ползали по полям, обрывая пыльники пинцетами. Когда выяснилось, что в стране нет такого количества пинцетов, предложили ножницы.

Можно себе представить, как реагировал на этот бред Вавилов, который, при всей своей интеллигентности чуть не съездил Лысенко по мордасам, но вовремя удержался. Ведь во многом благодаря Трофиму Денисовичу генетика была заклеймена «продажной девкой империализма», а многих ученых-генетиков репрессировали. Не избежал этой участи и Вавилов.

Ученого с мировым именем, члена Лондонского королевского общества, арестовали в 1940-м году и уморили голодом. Какая злая ирония судьбы, учитывая то, что Вавилов всю свою жизнь трудился над тем, чтобы выработать наиболее оптимальные схемы, как накормить граждан СССР.

Теперь о другом. Все звезды балета когда-то где-то начинали. Анастасия Волочкова и Ульяна Лопаткина учились у Натальи Михайловны Дудинской.

Хорошо быть примой-балериной. До революции можно было стать любовницей великого князя, и даже выйти за него замуж. После революции, в то время как трудовой народ ютится по коммуналкам, можно было получить отдельную квартиру. И не просто получить, а выбрать. Что и сделала ведущая танцовщица Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова, как тогда называлась Маринка, Наталья Дудинская, вселившись в апартаменты за номером 13 в описываемом нами доме.

Тут еще оставались некоторые вещи Вавилова, включая библиотеку. Дудинская прожила в этом здании до самой смерти, о чем ныне свидетельствует мемориальная доска. Мемориальная доска, посвященная Вавилову, отсутствует.
А мы переходим Невский и идем к дому №12.