Экскурсия по Петербургу: почтальоны с саблями

1-я Адмиралтейская часть, 1-й квартал, дом 78. Так звучал этот адрес, когда здесь располагался парфюмерный магазин A la Renommée, вывеску которого мы можем видеть на панораме Садовникова.

Почему такой странный адрес? Потому что город был поделен на части, и в каждой существовала сквозная нумерация. Каким образом она осуществлялась?

Представьте себе, что администрация СПб берет карту Фрунзенского района и распределяет внутри него номера домов, допустим, с юга на север. Затем проделывает ту же самую операцию по всему городу. В этой системе запутался бы не только простой обыватель, но и профессиональный гид по Петербургу. Однако именно так и поступали до Павла I.

В Петербурге пушкинской эпохи наблюдалась забавная ситуация, когда на одной улице, пересекающей несколько районов, в разных ее концах могли быть одинаковые номера домов.

Чтобы решить эту проблему, Павел I, приказал перенумеровать все здания города сплошняком, без деления на районы. В итоге можно было наблюдать такие вывески: дом № 1325.

Четырехзначные номера были явно неудобны, поэтому вернулись к прежней системе. Только в 1834 году была введена нумерация по улицам.

Как петербуржцы общались в дотелефонную эпоху? С помощью писем. Но, чтобы отправить письмо, его нужно принести на почтамт. Почт-директор Константин Яковлевич Булгаков распорядился сначала открыть городские почтовые отделения, куда можно было доставлять корреспонденцию. А затем, уже в целях внутригородского сообщения были открыты так называемые «приемные места». Одно из таких мест было как раз в доме №3 по Невскому проспекту. Как правило, это были мелочные лавки, где приемом писем, естественно за дополнительную мзду, занимался сам лавочник, затем опускавший его в почтовый ящик, откуда ее доставал письмоносец. Так называли тех, кто разносил корреспонденцию внутри города.

А теперь неожиданный факт от гида по Петербургу: почтальон, помимо толстой сумки на ремне, носил еще, чтобы вы думали, саблю.

В 1840-х годах для гусара Афанасия Шишмарева, известного коннозаводчика и балетомана, которого изобразил на своем портрете Орест Кипренский, дом был перестроен по проекту архитектора Алексея Горностаева. Горностаева должны знать все визитеры финской столицы: Православный Успенский храм в Хельсинки – его творение (на фото ниже). Но перенесемся на нашу петербургскую экскурсию. Поскольку Алексей Горностаев учился у Александра Брюллова, с которым Шишмарев был также знаком, есть мнение, что Брюллов мог быть причастен к перестройке здания.

Если взглянуть на портрет сестер Шишмаревых кисти Карла Брюллова, то мы увидим Ольгу и Александру – дочерей штабс-капитана Афанасия Шишмарева, как мы уже знаем из данной экскурсии, владевшего некоторое время домом №3. Официальные, надо сказать, дочери. Потому что у господина Шишмарева было еще пять незаконнорожденных детей от балерины Екатерины Телешевой, бывшей любовницы графа Милорадовича.

В рамках данной экскурсии по Петербургу хотелось бы указать еще на портрет Телешовой кисти Кипренского, который находится в Третьяковке. О Телешовой и Милорадовиче мы вспомним у дома №12. А пока перейдем к дому №4.