Экскурсия по Петербургу: Александр Пушкин, его друг Соболевский и кривые ноги Анны Керн

Ну, скажи, каков я?

Счастлив беспримерно:

Баронесса Софья

Любит меня верно,

Слепее крота…

Я же легче серны,

Влюбленнее кота,

У ног милой Керны…

Эх!! как они скверны!

У ног милой Керны? Не только у туриста, но и у профессионального петербургского гида невольно возникнет вопрос: неужели речь о той самой Анне Керн, про которую «Я помню чудное мгновенье, передо мною явилась ты?» Да, о той самой.

У Аннушки были прекрасные черты лица, но ужасные, кривые ноги. Эх, как они скверны. Эту фразу любил повторять Пушкин, который, кстати, дружил с автором этих строк. Кто он? Во время экскурсий по Петербургу, особенно пушкинскому, его имя вам весьма пригодится.

Сергей Александрович Соболевский, один из обитателей дома №6 по Невскому проспекту. Из-под его пера вылетали убойные эпиграммы. Вот, например, госпоже Неклюдовой, отличавшейся некрасивыми большими глазами навыкате и большим носом:

Создав огромных пару глаз,

Бог к ним потом приделал вас.

А вот Евдокии Ростопчиной, автору стихов о неразделенной любви:

Ах, зачем вы не бульдог,

Только пола нежного!

Полюбить бы я вас мог

Очень больше прежнего!

Ах, зачем вы не бульдог

С поступью, знать, гордою,

С четвернею белых ног,

С розовою мордою!

Как не целовать мне лап,

Белых, как у кролика,

Коль лобзанье ног у пап —

Счастье для католика?..

Быть графиней — что за стать?

И с какою ручкою

Вы осмелитесь сравнять

Хвостик с закорючкою?..


«Вяземские едут за границу, так что летом у Александра останется один Соболевский, с которым он и теперь неразлучен. Говорит, ему гораздо полезнее общество этого медведя, чем рысканье по гостиным. С этим, пожалуй, и я согласна, но, будь сказано между нами, какую существенную пользу может поднести Александру Сергей Соболевский? Сашка и без него рифмы отыщет. Что между ними общего? Разве попробует учить Александра бороду носить, да и ту отращивать сыну не позволит ни служба, ни положение в свете. Борода делает Соболевского смешным донельзя, привлекая на него все взгляды».

Это отрывок из письма мамы Пушкина Надежды Осиповной, сестре Пушкина, Ольге Сергеевне.

В то время дворянам было категорически запрещено носить бороды. Отсюда все эти пышные бакенбарды – предмет гордости для тех, кому все-таки хочется щеголять растительностью на лице.

Соболевский же, вопреки запрету, бороду отпустил, точнее это была рыжеватая эспаньолка. Она не могла не привлекать внимания не только знакомых, но и властей.

Во время одного из проездов Николая I по Санкт-Петербургу Соболевскому пришлось нырнуть в подворотню, чтобы император не заметил его бороденки.

Но не только эпиграммами и бородой был славен Сергей Александрович Соболевский. Он реально помогал Пушкину в издательском деле, иногда кормил и поил его за свой счет, а главное, сумел предотвратить несколько дуэлей.

У Пушкина все-таки был горячий нрав, который вкупе с повышенным самолюбием способствовал развитию в его характере бретерских черт. К сожалению, во время вызова на дуэль Дантеса Соболевского не было в России. Как знать, возможно, ему бы удалось предотвратить эту трагедию, и любая экскурсия по пушкинскому Петербургу была бы еще более насыщенной.

Александр Сергеевич ценил своего друга Сергея Александровича. Известный портрет кисти Тропинина, который дает нам представление, как выглядел перстень-талисман великого русского поэта, был заказан Пушкиным специально для Соболевского.

Обитатель этого дома помогал не только солнцу русской поэзии. Он еще оказывал посильную помощь солнцу русской живописи, поселив на Невском, д. 6 у себя в квартире Карла Брюллова.

А мы продолжаем нашу экскурсию по Петербургу и идем к следующему розовому дому под номером 8.